Get Adobe Flash player

Верификация диагноза

Мы слишком долг верификации диагноза о ставили диагноз. Прежде всего необходимо подчеркнуть, что смысл в морфологической верификации диагноза был, независимо от решения об операции. Это была необычная опухоль сердца — не шаровидная, не растущая в полость сердца ( недаром она не распознаваясь при ЭхоКГ и при вентрикулографии), с выраженным распространением в средостение, и эта необычность требовала биопсии. На том этапе (когда не было поражения лимфоузлов, печени, бронхов) — все-таки эндомиокардиальной. Когда сам вопрос об операции встал в зависимость от диагноза, отсутствие морфологии стало очень мешать. За неясным диагнозом стояли потенциально курабельные заболевания. Без уверенности в саркоме не мог однозначно решаться вопрос о нехирургическом лечении, а также о пересадке сердца. Во многом нас останавливаю состояние больного — в это время он не мог даже лежать. Но и в такой ситуации могут быть обнаружены новые очаги поражения, доступные для биопсии. К активным дейст виям нас подтолкнуло заключение проф. В. Е. Синицына, которое совпало с улучшением в состоянии больного, но показания к биопсии были независимо от него.

Судя по тому, что тут было рассказано о последних днях (все начиналось с абдоминальных симптомов), погиб он все-таки от мезентериальной эмболии. Внутрисердечный тромбоз развился на фоне мощной химиотерапии — как было показано, толщина стенок уменьшается в 2 раза, развивайся настоящий эндокардит, пристеночное воспаление, и тут нужна была аншкоагулянтная терапия. Хотя риск громадный. Биопсия обсуждалась с самого начала, но тогда думали, что на операции будет и морфология, Потом, когда отказались от операции, совершенно было понятно, зачем он уезжает в свой скит. Вот тогда можно было думать о биопсии, наверное, торакальной. Думая об уроках, необходимо сказать о выпотном перикардите — вот на этом этапе надо было начинать ставить диагноз, там было бы больше шансов, чем 22. И, наверное, хирурги должны были более активно идти на биопсию.